И все, что было сказано...
И все, о чем молчал...
Забудется...







    другие проекты:
http://aforism.ru
http://china.aforism.ru
http://matako.ru
http://sohey.ru
http://turclub.548.ru


 
Шляпа. Алексей Кузьмин.
Все возращается, все возвращается,
И никогда ничего не меняется..
Словно ступени покатые спины -
Сволочи женщины, стервы мужчины.
 

Ветер, словно огромный пес, разорвавший тяжелую цепь, пролетел мимо, гремя и подбрасывая вверх, свои бесполезные кандалы. Через некоторое время с крыши перрона медленно сполз кусок оргалита и с шумом обрушился к ногам сиротливых бабулек, вросших своими задами в мешки семенного подсолнуха.

Раздался крик, народ с интересом потянулся в сторону происшедшей катастрофы.

- Все живы, суки! - проговорил подошедший "Сивый", с досадой плюнув под ноги милому мужчине в смешной, обвисшей по краям шляпе.

Тот глупо улыбнулся, сделал неуверенный шаг в сторону и повернулся ко мне. Он открыл, было рот и собирался о чем-то спросить, но в это время произошло определенно что-то странное.

С середины платформы к нам направлялось нечто "Квадратное". Это "Квадратное" явно признало в одном из нас родственную душу. "Шляпа" бесшумно задвигал своими большими сливовыми губами. И требовать от него при этом слов было бы проявлением жестокости.

Квадратный идиотски улыбался. По простенькому протезу во рту и аккуратной платформе на квадратной голове легко угадывался участник государственных строек.

- Колян, - просипел Квадратный, - ты бубонька..

Порыв ветра развернул меня в другую сторону, и мне не пришлось дослушивать приветствие Квадратного. Прямо передо мной, вперев взгляд в мои "буржуазные" ботинки, стоял Сивый. Надо было срочно поддерживать прерванную беседу.

Шляпа, посерев от страха, начал закатывать глаза. Глаза у Шляпы были, словно две пуговицы, вбитые в плюшевые мешки чахоточных век:
- Я, да я.. - Ты чего, не потеешь на меня? - пошутил Квадратный, - а я те-а узнал, слышь, - он на минуту задумался. - Не, точно узнал.

Квадратный рос прямо на глазах. Я бы ни за что не опознал Шляпу, будь он даже моим самым серьезным родственником, - бывают такие люди. Сивый тем временем подозрительно "перешел" на мою куртку. Разговор обещал быть обстоятельным.

Шляпа с надеждой посмотрел на ржавые рельсы, затем на Квадратного и тихо-тихо стал щебетать под нос что-то прощальное. То, что произошло дальше, убедило меня не делать поспешных выводов; особенно в окружении железных дорог.

По перрону, раздвигая толпу, чинно шествовали трое "городовых" со своими резиновыми принадлежностями. Сивый, почувствовав стаю, сердито надувал перепончатые щеки. Шляпа сделал лицо, как будто он сегодня главный проверяющий. Быстро высморкавшись, он достал из недр своего бесформенного плаща какую-то серьезную бумазеньку и сунул ее под нос Квадратному. Квадратный не на шутку заскучал.

- Иди ты... Прокурор, - просипел Квадратный, - ну это что, и с этим живут, - утешил он Шляпу.

Надо сказать, что Шляпа был человек настроения, и как только патруль прошествовал мимо, он потерял интерес к важности своего положения.

- Эх, Колян, - продолжал Квадратный, - я же Славик, не помнишь ты ни..,- Квадратный осекся, вспомнив перемены в настроении Шляпы. -Учились мы в одной бурсе, ну?

Шляпа абсолютно не изменился в лице:
- Как дела, как семья, жена, дети? - сказал он неожиданно.

- Встаньте, повернитесь к стене, назовите номер статьи, - мысленно продолжил я.

Сивый с размаху дал оплеуху молодому попрошайке, разбившему около него пустую бутылку с остатками молока.

Скорый поезд без объявления и сигнала пронесся мимо, оставив после себя свежие холмики окоченевших организмов. Жизнь по-прежнему была непознаваема.

- Моя дура оказалась стервой, пять лет не дождалась, шалава, - иронизировал Квадратный.

Шляпа делал вид, что разговор может закончиться с неожиданным прибытием поезда, и нервно двигал головой. Тем временем Сивый, приладив к носу зеленоватые очки, начал медленно "окружать" Шляпу. На меня надвигалась икота, - еще одного "друга детства" Шляпа явно не переживет.

- Послушайте, Вячеслав.., - начал было Шляпа.

- Какой базар! - вставил Квадратный.

И тут мне стало по-настоящему смешно. Шляпа все время доставал из сумочки крохотные кусочки печенья и засовывал их себе в рот. На очередном - случился кризис. Он сделал два глубоких вздоха и осекся. Всем стало ясно, что мы его теряем. Первым "включился" Квадратный, "выломав кусок из спины Шляпы", он заставил его прокашляться.

Шляпа как-то странно смотрел на Квадратного. По всему было видно, что он начинал его узнавать:
- Слав, сколько лет! Как сам-то?.. А я вот...Словом, понимаешь: женат; жена милая, добрая. Я подумал, что самое время прослезиться. Сивый начал занимать позицию напротив Квадратного.

- Да, Колян, блин, все е, если б не Галка, - сипел Квадратный.

- А у меня дети: одному пять, второго планируем, - не унимался Шляпа.

- Найду - убью, и кобеля ее замочу. Постыдно, - само выражался Квадратный.

На перрон медленно вползла электричка, светя под нос желатиновым фонарем. Обгоняя состав, по платформе бежал здоровенный детина, слегка подпрыгивая и размахивая руками. Сивый встрепенулся и стал вглядываться в бегущего.

- Ну ты как? Рассказывай. Дети, поди, большие? - продолжал Шляпа.

- Да меня, когда брали, Галка быстрая, слинять успела, - какие дети! -ответствовал Квадратный.

- Да, у женщин все быстрее, чем у мужчин, - Шляпа помедлил.

- Сначала у них сомнения, а потом дети, и только потом у мужчин -сомнения.

- Во-во, сомнения, прокурор, это точно, - Квадратный затих.

Электричка замерла возле нас, явно подогревая всеобщий интерес. Детина Сивого, теперь уже прихрамывая, настойчиво двигался в нашу сторону. Резкий порыв ветра оторвал еще один кусок оргалита и потащил его по крыше перрона. Всем стало как-то не по себе.

Шляпу будто прорвало:
- Жена моя, Галина - сложная судьба; ну, ты помнишь, Галя Поливаева, училась с нами вместе.

То, что случилось далее, до сих пор не укладывается у меня в голове. Квадратный изменился во всех своих геометриях:
- Галька?! - сучка! Шляпа непонимающе осязал Квадратного.

- Убью! - глаза Квадратного затекли красным и начали медленно вращаться.

Дверь поезда распахнулась, и голодная толпа внесла меня и Шляпу в холодный тамбур. Одновременно с этим детина встретился с Сивым, причем хромота детины оказалась роковой для Квадратного, и его отнесли к дверям другого вагона.

Поезд медленно тронулся, унося с собой все страхи и ожидания с заплеванной, промытой и снова заплеванной платформы.

Только ветер и бесполезные городовые. Только ветер...

 
 



copyright (c) 2002-2007 Сергей Тимченко

      COPi: Сергей Тимченко Яндекс цитирования