И все, что было сказано...
И все, о чем молчал...
Забудется...







    другие проекты:
http://aforism.ru
http://china.aforism.ru
http://matako.ru
http://sohey.ru
http://turclub.548.ru


Читать сие весьма и весьма трудно.
В конце второго абзаца помнить о чем говорилось в начале первого - еще сложнее.
Но! Тот, кто осилит и дойдет до конца, пусть даже и не с первого раза, я думаю, сильно преумножит свои познания в композиции и обогатит свои знания вообще.
 
Чет - Нечет. С.М.Эйзенштейн.
… Нечётное содержит и выделяет из себя Чётное, которое есть лишь внешнее двухстороннее (правое и левое, Инь и Янь) проявление Нечётного.

Ни Нечётное, ни Единица не прибавляются к Чётному. Они центрируют Симметричное и этим превращают его в Нечётное.

Ни Нечётное, не Единица не прибавляются к Нечётному: они превращают центрированное размещение в Симметричное расположение.

Эти мутации суть лишь видоизменение видимости, видоизменение форм, в полном смысле слова метаморфозы: они совершенно безотносительны к изменениям количественным.

В этом смысле все Чётные одинаковы между собой как выражение симметричного размещения, а Нечётные - как выражение расположения иерархического.

В этом же смысле все Нечётные еще являются выражением Целого, т.е. Единого, рассматриваемого в качестве сложной составной Единицы.

Единица есть Целое, и каждое Нечётное, которое по- своему является Целым, в том же смысле есть Единица.

Не прибегая к представлениям о сложении и сумме, но скорее к образу внутреннего преображения, Нечетное творит (ореrе) переход от Четного к нечетному или от Нечетного к Четному. И переход от Четного к Нечетному не есть переход от Неограниченному к Ограниченному или неопределенного к Определенному - это есть переход от Симметричного к Центрированному, от Иерархическому.

Переход этот совершается вне количественных представлений./ Двойное (Инь) и неодолимое (Янь), Прямоугольное (Симметричное) и Округлое (Центрированное) порождают друг друга…

Геометрический идеал здесь состоит в ассимиляции (вслед за противопоставлением) прямой и Дуги, Диаметра и Полукруга, 2-х и 3-х, направленной к тому, чтобы не придавать Единице количественного осмысления.

Единение (ассимиляция) и противопоставление Четного и Нечетного, Симметричного и Центрированного показывают c полной отчетливостью, что учение о Числах не отличается от учения геометрического…[Marcel Cranet. La Pensee Chinoise. P., 1934, с. 279-281].
Не правда ли, это звучит каким-то странным полу мистическим бредом?

И вместе с тем где-то в чем-то - я бы сказал, что где-то "помимо сознания",- ощущаешь какую-то справедливость в этих утверждениях.

Где-то не в мозгу, а в области… сухожилий (!) чувствуешь, что в динамизме этих представлений где-то присутствует что-то реальное.

"Правда" эта как будто лежит именно не в абстрагированных представлениях (движениях внутри мозга), а где-то в сфере представлений животных и предметных, т. е. где-то в области ощущения движений мускульных (действительно, в "сухожилиях"!).

В чем же секрет? И есть ли под этими с виду "нелепостями" хоть какая-то реальная подоплека?

Нет ли какой-либо манипуляции, посредством которой можно было бы сделать наглядным и объяснить этот странный строй математических представлений, порождающий уже вовсе невероятные системы счислений?

Такая манипуляция может быть найдена. И ее даже не нужно искать слишком далеко.

Действительно, состоит нам только сдвинуть всю эту " заумную китайщину" из области числовых представлений в область геометрических начертаний, как дело сразу же становится совершенно ясным и наглядным.

Возьмем любое из этих утверждений, "курьезных" в приложение к числовым представлениям, и попробуем представить их себе графически.

"…Нечетное содержит и выделяет из себя Четное, которое есть лишь внешнее двухстороннее (правое и левое, Инь и Ян) проявление Нечетного…"

Представим это Нечетное в виде количества из трех кружков - и вся странность приведенного утверждения сейчас же отпадает!
             
  O   O   O  
  A   B   C  
             
Действительно. Нечетно: три кружка (А, Б, С) содержит в себе Четное (два кружка: А и С); и вряд ли кто-либо станет оспаривать тот факт, что (А) и (С) действительно "внешнее", "двухстороннее" и "правое и левое" проявление Нечетного, т. е. всей группы в целом!

"…Ни Нечетное, ни Единица не прибавляются к Четному. Они центрирую Симметричное и этим превращают его в Нечетное…"

Схема говорит за себя:
                     
  O O O O O  
  A C A B C  
                     
Четное - не столько прибавлением третьего кружка (В), сколько действительно внесением между двумя другими- превращено в Нечетное (это процесс чисто числовыми представлениями действительно невыразим!).

Распределение "чисел" по признаку "симметричных" и "иерархических" тоже становится вполне убедительным, как только мы переходим на язык графических схем: для этого надо только в четных шариках подчеркнуть основной интервал между ними, а нечетные расположить треугольником.

Схемы снова говорят за себя; а столбик "нечетных" действительно являет собою схему самого графического образа "иерархии".

Вспоминается одна из первых русских революционных карикатур (конца Х1Х или начала ХХ в.), где точно такую пирамидою представлена картина классового общества: рабочие - внизу, царь-наверху. Между ними буржуазия, духовенство, полиция.

Но эта же схема "объясняет" одного из самых странных утверждений китайского счисления, а именно:

"…все Четные одинаковые между собой как выражение симметричного размещения, а Нечетные-как выражение расположения иерархического…"

Действительно, весь четный столбик состоит из пространственно одинаковых симметричных "ворот",

а весь столбик Нечетных состоит из одинаковых треугольников - не только "подобных", но даже равных - и притом совершенно независимы от того, из какого числа кружков они составлены.

В том же смысле становится совершенно понятным и утверждение, что "все Нечетные…являются выражением Целого…" и что " каждое Нечетное… есть Единица", т. е. замкнутый в себе треугольник!..

Но графическая схема может дать представление о самом интересном из области этого китайского учения о числах: то пластическое ощущение динамики перехода Честного в Нечетное и наоборот, т. е. то, что во всем этом учение звучит особенно заманчиво и обаятельно:

В начале главы о Числах ("Les Numbres") Гранэ пишет: "согласно утверждениям Шаванна*- "философия чисел, подобная пифагорейским доктринам, имела в Китае блестящее развитие". Конечно, легче ссылаться на блеск подобной "философии", чем определить влияние, которое она оказывает, или ухватить ее, принципы. Однако наблюдений, собранных мною в течение долгих лет, хватает лишь на то, чтобы поделится лишь некоторыми замечаниями по поводу того, как китайцы обращаются с Числами.

Я не вдаюсь в какие гипотезы или розыски происхождения этих представлений - вопрос этот слишком преждевременный; я воздержусь даже от какого - либо приближения к его разрешению и просто буду излагать мысли китайцев…

Поэтому я не стану извиняться за подробности изложения и за длину самой главы **, в которой мне приходится изъяснять такую основную особенность китайского мышления, как исключительное уважение к числовой символике, связанное с полным пренебрежением ко всяким количественным концепциям…"(149).

В конце ранее приведенной цитаты Гранэ пишет, что китайское "учение о числах не отличается от учения геометрического…).

Гранэ мог бы добавить, что именно в этом и лежит секрет принципов такого таинственного счисления китайцев, которое он избегает интерпретировать, считая такую попытку "преждевременной".

Весь секрет заключается именно в том, что в этой системе китайского исчисления пространственный образ и элементы, характерные для его графического начертания, определяют собою область числовых представлений.

Выше мы наглядно показали, что это именно так.

Почему же, однако, это происходит?

Дело здесь снова в консерватизме китайцев - в том, что они распространяют систему представлений, характерную для более ранней фазы развития, и на область более высокой стадии развития этих понятий.

А мы хорошо знаем из историй математических наук, что числовые представления принадлежат уже к первым стадиям абстрагированного мышления, которому предшествует этап представлений предметных, т.е. такие, которые, по существу, почти ничем не отличаются от орудования… самими предметами.

Так, например, формула пресловутых " Пифагоровых штанов", которую мы произносим как "квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов" (имея при этом в веду вторую степень, в которую возводится числовое обозначение их длины), - самими греками понималась "предметно":

"Площадь квадрата, построенного на гипотенузе, равна сумме площадей квадратов, построенных на катетах".

Площадь А равна сумме площадей В и С. Совершенно такой путь от предметного представления к представлению абстрагированному проходит каждая отрасль мышления (хотя бы значение слов непереносное и переносное!).

В тех же случаях, когда в сфере действия более высокого развития продолжает оставаться более ранние (архаические) нормы понимания, истолкования или использования, - эффект неизменно " курьезен", чтобы не сказать смехотворный.

Выражаясь фигурально, это и есть случай "волов, запряженных в автомобиль", - например, который мы по другому поводу приводили выше, в приложении к статье "О строение вещей".

….Проект требовал полного уничтожения всех слов; автор этого проекта ссылался главным образом на его пользу для здоровья и сбережения времени. Ведь очевидно, что каждое произносимое нами слово сопряжено с некоторым изнашиванием легких и, следовательно, приводит к сокращению нашей жизни. А так как слова суть только названия вещей, то автор проекта высказывает предположение, что для нас будет горазда удобнее носить при себе вещи, необходимые для выражение наших мыслей и желаний…Единственным неудобством является то обстоятельство, что в случае необходимости вести пространный разговор на разнообразные темы собеседникам приходится таскать на плечах большой узел с вещами, если средства не позволяют нанять для этого одного или двух здоровых парней. Мне часто случалось видеть двух таких мудрецов, изнемогавших под тяжести ноши, подобно нашим торговцам вразнос. При встрече на улице он снимали с плеч мешки, открывали их и, вели, таким образом, беседу в продолжение часа; затем складывали свои пожитки, помогали друг другу взваливали их на плечи, прощались и расходились.

Впрочем, для коротких и несложных разговоров можно носить все необходимое в кармане или под мышкой…(Гулливер. Путешествие в Лапуту, глава V).

Таковы как сама счисли тельная система китайцев, так и основная предпосылка к неожиданным ее чертам. И сатира Свифта на ученых Лапуты и есть во многом издевка над консерватизмом прежде всего.

При этом надо заметить, что в этом случае - в обиход китайцев - эта архаизация не производит комического эффекта, а служит лишь поводом к… достаточно затрудненной системе математических представлений и операций, которые целиком растут из изложенных предпосылок.

Но если в приложение к науке подобный "механизм" приводит к "курьезу" или к затрудненному восприятию представлений, то есть другая область, которая строит свои результаты именно на подобном "двойственном" явлений.

Это - искусство.

Мне уже давно приходилось писать о том, что единство формы и содержания строится исходя из той основной предпосылки, что и содержание (понимаемое как идея теза) и форма говорят одно и тоже, но только разными языками.

Первое - языком абстрагированного понятия и отвлеченного обобщения.

Вторая - языком предметным, конкретным - реальными предметами" - вещами (в очень широком смысле слова).

Первым управляет мышление логическое.

Вторую-система мышления чувственного.

При этом достаточна известна, что чувственное мышление есть стадия развития, "на одну ступень" более ранняя, чем мышление логическое.

И процесс "предложения идеи" в последовательность "живых образов",по существу, состоит в том, чтобы тез содержания "перевести" с языка логики на язык чувственного мышления.

Единство обоих в законченном художественном произведении определяет собою диалектику художественного образа.

Обозначение "языка" в данном случае есть не простой оборот речи, а предполагает для каждого случая свой совершенно определенный набор норм, которым оперируют один язык в отличие от другого./ (Об этом я подробно писал в сборнике " За большое киноискусство". Госкиноиздат, 1935.)

Возвращаясь теперь к китайской науке, мы можем сказать, что в ней научные системы построены не по принципам отвлеченного мышления, а по нормам мышления чувственного.

Т.е., иными словами, что науки Китая построены не по типу научных систем, а по образу и подобию художественных произведений./ На приведенном примере математической системы китайцев мы это, по-моему, показали с предельной ясностью.

Но это оправдывается на любом участке их деятельности. Начиная хотя бы с языка, в определении основных особенностей которого сходятся все его исследователи.

В отличие от языков еврейских, стремящихся к тому, чтобы приблизить язык к абсолютной точности и определенности выражения мысли, - вопрос точности и определенности для китайца не играет никакой роли; ему важнее передать общее комплексное ощущение, сопутствующее определенным словам и звукосочетаниям, нежели отчеканить мысль, которую он берется высказать!

Интересные примеры из повседневного обихода приводит Артур Х. Смит (немецкий перевод: "Chihesische Characterzuger". [Wurzburg],1900).

Его особенно удивляет это отсутствие точности у народа, который вместе с тем необычайной практичен (eih so ehorm praktisches Volk):

" Все мышление китайца покоится на предпосылке, коренным образом отличной от нашей, и китаец никак не может понять манию европейца во всем добиваться абсолютной точности…"

В китайском языке нет слов для разного обозначения "схожести" и "одинаковости".

"…Всюду в ходу десятичная система счета, но все дело в том, какое действительное количество может в разных местах считаться за сотню. Не нужно даже особенно много путешествовать, чтобы убедиться в том, что с поразительным своеволием теоретически сто монетный шнурок медяков в разных частях Китая фактически содержит 99, 98, 96,83 и даже 33 монеты (как, например, в восточной части провинции Чу-Ли)…"

В иных случаях очень любопытная "иная логика", которая определяет собою неточность с точки зрения логики общепринятой точности.

Крестьянин сообщает, что до ближайшего города - 90 ли.

Затем оказывается, что их всего лишь 45. Крестьянин сосчитал путь туда и обратно: вне реального процесса посещения города (естественно, включающего и путь обратно!) расстояния для него не существует. На вопрос о весе быка другой крестьянин дает резко преуменьшенную цифру. Выясняется, что веса костей он не принимает во внимание. Опять - таки "по-своему" логично: он заинтересован только в мясе.

Иногда такие неточности несут очень занятные обоснования, которые подчас звучат очень тонкой иронией.

Одного слуги спросили о точной высоте его роста. Он назвал смехотворно преуменьшенные размер.

"…выяснилось, что указать рост только по плечи. Он побывал в солдатах, а для солдата важны лишь плечи, чтобы таскать тяжести: голова солдату не нужна, потому при подсчете роста голову можно и не принимать в расчет…" (!).

То же самое о японском языке пишет Ф.В. Диккенс ("The Literature of Primitive Japan". L., 1907):

"В японском языке, древнем и новом, подобно китайскому, нет никаких видоизменений слов, ни родов, ни даже ударений. Отсюда подобие точности западных языков совершенно невозможно. Лингвистически невозможно провести ни единого предложения западной речи на дальневосточную, и наоборот…. Парализуя точность и ограничивая определенность обозначений, этот язык обладает исключительной способностью вовлекать слушателя в эмоциональные состояния, в чем и заключается душа японского стихосложения и основное обаяние поэзии древней Японии…" и т. д.

Но лучше всего об этом пишет все тот же Грэне: "Китайский язык кажется созданным не для того, чтобы закреплять понятия, анализировать идеи, наглядна излагать доктрины. Он целиком направлен на то, чтобы приобщить к эмоциональным состояниям, чтобы внушать поступки, чтобы покорять, обращать…" (глава "Выражение мысли" в "La Pensee Chinoise", с. 82).

Как видим, полное совпадение с тем, что делает китаец в математике, где реально количественное представление не играет роли в его спекулятивной философии.

Но это же отчетливо совпадает в то же время как раз с тем, что делает искусство!

Поэма тем и отличается от "конспекта", что она не удовлетворяется "четкое отточенностью изложений мыслей" основного тезиса, но требует еще передачи всего комплекса эмоциональных и чувственных "звучаний", сопутствующих основной "музыке" темы!

В совершенном произведении равноправно присутствуют оба начала. Таково большинство произведений высокой классики. Но известны не только отдельные случаи, но целые направления в искусстве, где превалирует логизм (например, эпистолярный роман до Шодерло де Лакло) или неясность смутного и неуловимого (например, поэзия Малларэ).

Поэтому-то так и интересны данные китайского мышления, науки и эстетики в применении к разбору принципов и методов искусства….

 
продолжение>>
 


copyright (c) 2002-2007 Сергей Тимченко

      COPi: Сергей Тимченко Яндекс цитирования