И все, что было сказано...
И все, о чем молчал...
Забудется...







    другие проекты:
http://aforism.ru
http://china.aforism.ru
http://matako.ru
http://sohey.ru
http://turclub.548.ru


 
Чет - Нечет. С.М.Эйзенштейн.
Продолжение 5
<<начало статьи
 
РАЗДВОЕНИЕ ЕДИНОГО
В предыдущей статье мы мимоходом задели понятие мужского и женского начала - Ян и Инь, определяющих, согласно китайской философии, динамику Вселенной и ритмическую смену фаз во всех ее явлениях.

Там мы указывали, что эта концепция лежит в основе композиционых канонов строгой системой правил, предписывающих то, как строить, например, картины.

Откуда, однако, исторически слагалось подобное представление, которое, как видим, пронизывает с такой строгостью все области деятельности человека и его представление о мире?

Это раздвоение единого. Это стремление к воссоединению. Это воссоединение через взаимное проникновение обоих начал.

До черта смахивает на историю первичного андрогина, рассеченного на два начала, мужское и женское, как об этом рассказывается в известной Платоновской басне. Но самое интересное в этой басне Платона то, что она, по видимому, заимствована им из…китайских первоисточников.

Так по крайне мере думает - и, вероятно, не без основания - Пеладан. В серии "Les idees et les formes", в томике "De I' Androyne" (Р., МСМХ), он приводит не только это соображение, но и гравюру из древнего китайского словаря Eul - Ya о сотворении мужчины и женщины - из словаря, который "должен был знать Платон, когда этот древний словарь был переведен на греческий язык , и с которым мог ознакомиться Моисей в Египте"(см. рисунок).

Где - то в основе системы Ян и Инь, как и в основе концепции этих мифов о сотворении первых людей путем раздвоения, вероятно, маячат биологические предпосылки достаточно сейчас известного исторического формирования полов.

Но для того чтобы такая глухая предпосылка "предвоспоминания" о каких - то ранних фазах бытия могла бы питать образное представление в сознании, одного этого элемента мало. Для того чтобы эта "предпосылка" могла бы стать прообразом какой - то системы представлений, она должна получить соответствующее "подкрепление" через отражение в сознание социальных предпосылок, социального института, в котором могла бы прощупаться подобная же динамическая картина. Я думаю, что это имеет место всегда. В искусстве - безусловно для разрастания внутреннего мотива*.

Так, например, испокон веков все развивалось диалектически. И диалектически жил функционировал внутренний мир человека. Однако в диалектический метод она в сознаний могла отложиться лишь тогда, когда классовая стадия развития и борьбы обострились до той наглядности, что диалектическая закономерность социального процесса становится зримой и ощутимой. Тогда родится истинная диалектика, отражающая подлинную картину мира извне, в отличие от "интроспективной", вывернутой на изнанку, идеалистической диалектики - сколка с внутреннего процесса , без опоры в стадии развившейся досюда социальной (Гегель).

И понятие Ян и Инь потому так крепко укореняются философской системе китайцев, что они на самых же первых порах глубоко связаны с представлением трудовыми и социальными. Эти элементы на подобной доклассовой стадии общества не знают еще иных разделений в труде, кроме естественного - биологических разделений. И, таким образом, первые же биологические впечатления неразрывны с картиной трудовой деятельности и социальных отношений, которые тут же проецируются на всю Вселенную как прообраз той картины ее устройства и распорядка, какими себе рисует их ранее сознание…

У Марселя Гранэ ("La Pensee Chinoise". Р., 1934) читаем:

… В старом Китае мужчины и женщины противостояли друг другу, подобно двум конкурирующим корпорациям. Земледельцы и ткачихи составляли группы, которые превращались в соперников, но одновременно и объединялись благодаря различию в образе жизни, в интересах, в богатстве и склонностях. Эти взаимодополняющие группы разделялись по труду, распределяя между собой различную работу, а также время и место, где она должна была производиться. Каждая группа жила согласно собственной формуле, и социальная жизнь возникала от взаимодействия этих двух формул.

Ткачихи никогда не покидал своей деревни и использовали зиму для подготовки ткани из конопли на следующий сезон.

Для мужчин зима была мертвым сезоном. Они отдыхали перед работой в полях.

Инь и Ян одинаково чередовались за работой: деятельность первого проявлялась зимой, второго - в теплое время года.

Мужчины и женщины, попеременно обогащавшиеся от своего труда, встречались в начале и в конце зимы. Эти встречи оказывались поводом для ярмарок (houli) и свиданий (ki) , во время которых каждая корпорация - ткачих весной, земледельцы осенью - попеременно выдвигалась на первый план.

По мнению ученых, Инь и Ян назначали свидания (ki) и собирались (houli) также в период равноденствия, до того, как начнется царствование одного и кончится царствование другого…

… Ученые утверждают, что во время холодного времени года Ян обречен жить в подземном пристанище, со всех сторон обложенный Инь. Есть основания считать, что общий дом, в котором мужчины собирались во время мертвого сезона, был чем - то вроде подвала, расположенного посреди селения и окруженного индивидуальными жилищами: эти последние в период складывание деревенской жизни принадлежали женщинам.

Вновь становясь земледельцами, мужчины, восстановившие свою силу, шли трудиться на солнце в открытое поле. Ткачихи же, напротив, работали лишь в темных местах: с того момента, как они начинали ткать праздничные одежды, они должны избегать солнца. Оба пола подчинялись противоположной дисциплине. Их сферами соответственно были интерьер (nei) и экстерьер (wai); они же являются и соответствующими сферами Инь и Ян, тени и света…(с. 139-141).

Так основные черты противопоставления Инь и Ян определялись первобытно - трудовыми чертами, которые на этой стадии группировались по половой принадлежности трудящихся.

Образ же встречи Инь и Ян, их соединения, попеременного превосходства одного над другим, явился отражением тех коллективных празднеств, которые совместно проводили, в обычное время отъединенные, коллективы земледельцев и коллективы ткачих. Это же было два раза в год и праздниками любви.

Так или иначе, каково бы ни было происхождение самого образа, легшего в основу философской концепции китайцев, она вошла в жизнь настолько строго, что ей подчинены не только пластическая композиция картин или обстоятельнейшим образом разработанная система музыки, но даже - в древности - такие государственные институты, как престолонаследие. И оно производиться по тому же принципу ритмического "перекатывания" (roulement), как его называют тот же Гренэ, описывая его в другой книге ("La Civilisation Chinoise", 1929).

Царю наследовал не сын, а министр. Причем министром был член семьи по женской линии. И функции его при жизни царя была не исполнительская, а как бы корректирующе - ограничивающая. К старости министр "смещал" царя, занимал его место. И в свою очередь, смещался подросшим сыном царя - продолжателем мужской линии. При сыне возникал новый министр из женской линии и т. д. Так достигалось здесь взаимодействие принципов Инь и Ян, как в семье, так и в противопоставленном взаимодействии.

***
<<начало статьи
продолжение >>
 



copyright (c) 2002-2007 Сергей Тимченко

      COPi: Сергей Тимченко Яндекс цитирования