И все, что было сказано...
И все, о чем молчал...
Забудется...







    другие проекты:
http://aforism.ru
http://china.aforism.ru
http://matako.ru
http://sohey.ru
http://turclub.548.ru


 
Чет - Нечет. С.М.Эйзенштейн.
Продолжение 6
<<начало статьи
 

Вообще надо отметить, что подобие китайской классификации явление по принципам Инь и Ян гораздо более распространено, чем может показаться на первый взгляд: делят же все европейские языки словесные обозначения явление природы на мужские, женские и средние!

И если здесь уже не связано с актуальными мировоззренческими началами, то, переходят эстетики, мы видим, что там эти положения продолжают сохраняться во всей нерушимости строгих канонов, по - своему достойных китайского ригоризма.

Но сперва приведем пережиточный курьез из области того, как европейский аналог Инь и Ян - в виде эманации женского и мужского начала - может служить предметом забот и беспокойства вплоть до середины ХIХ в.!

Случай этот не мог не прийти из Англии, где можно найти столько курьезов, связанных с консерватизмом!/ В 1863г. одна английская леди написала книгу об этикете (Lidy Gouch. Etiquette. L., 1863). На странице 80 читаем:

"…Образцовая хозяйка дома должна внимательно следить за тем, чтобы произведения авторов мужского пола были бы строго разъединены на ее книжных полках. Близость подобных книг друг к другу, за исключением случая, когда авторы их оказываются мужем и женой, ни в коем случае недопустима..."

Забавно?!

Но приводит же журнал "Vu" от 26 января 1936г. (!!!) слова одного из представителей лондонского высшего света:

"…Я знаю некоторых лондонских дам, которые одевают юбочки на ножки роялей, с тем чтобы ножки эти не казались обнаженными…" (вспомним штанишки английских девочек середины ХIХ в., торчащие из - под юбочек и закрывающие их ножки донизу!). однако обратимся вкратце к области эстетики, где все это имеет место совершенно вне всяких курьезов.

Я имею в виду поэзию с ее до сих пор сохранившейся классификацией рифм по признаку мужских и женских.

Мы бегло отметили лишь то, что непосредственно перекликается с китайцами.

В книге Жирмунского читаем ("Рифма, ее история и теория",1923, с. 23):

"…По характеру стихотворных окончаний мы различаем рифмы мужские, женские и дактилические. Например, ночь: прочь, правил: ставил, поверьями: перьями…"

Итак: мужское и женское.

Мужские: односложные - нечетные,

Женские: двухсложные - четные.

В полном соответствии с китайским начертанием:

Ян: М. (Ночь)
Инь: Ж. (Правил).

"…Наиболее обычный в русской поэзии мужские и женские рифмы. Чередование окончаний обоих типов является существенным фактором строфической композиции…"

Итак, композиция держится на чередование мужских и женских рифм, т. е. на взаимном проникновении комплексов мужских и женских.

"…Благодаря закону чередование отчетливее обозначается членение строфы на периоды: например, в четырехстопном ямбе чередуются ритмические ряды в 8 и 9 слогов и только группа в 9+8=17 слогов (период) является в точном смысле единицей повторности".

Таким образом, единым целым считается соединение одной "мужской" строки и одной "женской" (считая как по окончанию, так и по четному и нечетному количеству слогов - 8 и 9).

"…Чередование окончаний особенно строго соблюдается в канонических строфах: в сонете, октаве, терциях, в двустишиях шестистопного ямба (т. н. Русский ,,александрийский стих"); в классических октавах одна строфа начинается с женского окончания, другая - с мужского (ср. у Пушкина, например, ,,Осень"); в александрийском стихе по французскому образцу чередуются двустишия с женским и мужским окончанием…" и т. д.

Т. е. самый характер сплетения допускает самые разнообразные сочетания.

"…Закон чередования окончаний был установлен во французской поэзии в эпоху Ронсара (ХV1 в.). Отсюда проник к нам и самый термин (немое е как признак женского рода: sourd - sourde). До самого последнего времени этот закон считается во французском стихе обязательным…" и т. д. И т. д.

Как видим, самый принцип чередования свойственен не только нашему стихосложению. А что еще более интересно - это то, что еще в более раннее время женская рифма была связана с женским родом самих рифмующихся слов. Т. е. еще более близко к основоположному принципу разделения! *.

Как видим, снова подтверждается указанное нами выше положение, что в принципах китайского мировоззрения и учения сохранились в нетронутом виде все те черты, которые в поступательном движении прогрессивно преодолевались западными культурами, где они могут быть сейчас обнаружены лишь в примерах пережиточных или в основных принципах эстетики, ибо законы формы опираются на то же самое чувственное мышление, которое у китайцев управляет и законами логики, и законами мышления вообще!

Вообще же говоря, пережитки разделения явлений мира по признакам мужского и женского начала сидят очень плотно не только представлении Викторианской леди или в учебниках поэзии.

Даже в преодоленном виде эта концепция продолжает действовать - правда, в этом случае уже не в формах метафизических учений, а чаще иронически - в смешных рассказах.

Но эти рассказы потому - то и смешны, что нашему сознанию еще "по памяти" вполне доступны подобные представления, хотя они уже перестали определять наши понятия! Так нас неизменно смешит рассказы о маленьком мальчике, который удивляется тому, что мужской и дамский велосипед, - простоявши рядом ночь, - к утру не произвели на свет маленького детского трехколесного велосипедика.

И неизбежно веселит нас рассказ Джона Стейнбека о старике Уинке Мэнли ("Гроздья гнева",IV):

…Кэйси сказал:

- Отсюда до старого Тома не больше мили. По-моему, еще два подъема, а за третьим и ваш дом будет.

- Правильно, -сказал Джоуд. - Если только его не украли, как в свое время отец украл.

- Дом украл?

- Ну, да. Приволокли его мили за полторы отсюда. Хозяева, те, что там жили, переехали в другое место. Дед, отец и Ной, мой брат, хотели весь дом перетащить, да за один раз не удалось. Только половиной и завладели. Поэтому он у нас и чудной такой с одного боку. Они его распилили на две части, впрягли двенадцать лошадей и пару мулов и одну половину приволокли на наш участок. Хотели было за второй вернуться, чтобы опять ее к первой пристроить, да Уинк Мэнли их определил, явился туда со своими ребятами и спер, что осталось. Отец с дедом первое время из себя выходили, а потом как-то выпили вместе с Уинком, и ну хохотать! Уинк говорит, его дому время приспело, приводите, говорит, ваш, случим их, может, нужников нам наплодят.

Уинк, когда выпьет, замечательный старик….



Отсюда, по существу, можно было бы двигаться обратно к нашей основной теме.

Однако надо сделать еще несколько замечаний с целью развеять возможное неприятное ощущение, которое всегда сопутствует тем случаям, когда акцентируются "мужские" и "женские" начала при разборах и рассмотрениях разного рода явлений. Они не минуемо звучат с известным привкусом…Отто Вейнингера или Фрейда.

Когда же дело выходит за пределы биологических "аналогий" и примат биологических и сексуальных явлений начинает рассматриваться как физический "определяющий" строй представлений и человеческих поступков - это становится для нас не только неприятным, но и просто неприемлемым.

Мы привыкли видеть в качестве предпосылки для любых надстрочных явлений всегда и во всем - предпосылку социальную.

Каково же положение с китайцами?

Повинны ли они сами в том, что выстраивают свои концепции и классификации из основ биологического разделения человеческой особи на мужское и женское начало? Повинны ли истолкования этих классификаций в том, что и они, игнорируя начало социальное, целиком вторя тому же принципу основ?

 
<<начало статьи
продолжение >>
 



copyright (c) 2002-2007 Сергей Тимченко

      COPi: Сергей Тимченко Яндекс цитирования