И все, что было сказано...
И все, о чем молчал...
Забудется...







    другие проекты:
http://aforism.ru
http://china.aforism.ru
http://matako.ru
http://sohey.ru
http://turclub.548.ru


 
Чет - Нечет. С.М.Эйзенштейн.
Продолжение 7
<<начало статьи
 

Европейских истолкователей я в этом отношении не взял бы под защиту. И это потому, что, собственно, от их толкований и может создаться отмечаемый мною привкус.

Что касается самих китайцев, то они, по - моему, никак не повинны в этом деле./ И это в силу все того же консерватизма, которым отличается строй представлений китайца.

Одною из наиболее характерных черт этих представлений является отсутствие дифференциации.

Многие представления у китайцев остались в той форме, какую они принимали в условиях первобытного социального строя. И недифференцированность представлений - отражавшая этап неотчетливой дифференцированности общественного строя - целиком относится сюда.

Об этом этапе развития человеческого общества пишет Энгельс:

"…Величие родового строя, но вместе с тем и его ограниченность проявляются в том, что здесь нет места для господства и порабощения. Внутри родового строя не существует еще никакого различия между правами и обязанностями: для индейца не существует вопроса, является ли участие в общественных делах, кровная месть или уплата выкупа за нее правом или обязанностью; такой вопрос показался бы ему столь же нелепым, как и вопрос, является ли еда, сон, охота - правом или обязанностью? Точно так же невозможно расслоение племени и рода на различные классы…" ("Происхождение семьи, частной собственности и государства").

То же самое происходит на этой стадии и с разделением труда.

"….Разделение труда - чисто естественного происхождения; оно существует только между полами. Мужчина воюет, ходит на охоту и рыбную ловлю, добывает продукты питания в сыром виде и изготовляет необходимые для этого орудия. Женщина работает по дому и занята приготовлением пищи и одежды - варит, ткет, шьет. Каждый из них - хозяин в своей области: мужчина - в лесу, женщина - в доме…"

Уже этим соображением с элемента полов снимается исключительно примат биологии: половое разделение есть одновременно разделение по признакам участия в общественном труде. Но классики марксизма идут в этом отношении дальше: трудовое представление они представляют и на самую первоначальную форму производительности - на первейший вид производства - на производства себе подобных.

"В одной старой ненапечатанной рукописи 1846 года, принадлежащий Марксу и мне, я нахожу следующее:

,,Первое разделение труда было между мужчиной и женщиной для производства детей''…".

Таким образом, трудовое представление охватывает собой до конца и представления биологические.

Очень быстро, однако, наступает крушение первоначальной недифференцированности и для того социального порядка, который определял собой Недифференцированность представлений. Энгельс выводит и эти первые социальные ростки борьбы классов отсюда же - из этой же "клеточной формы цивилизованного общества" - из семьи:

"…первая проявляющаяся в истории противоположность классов совпадает с развитием антагонизма между мужем и женой при единобрачии, и первое классовое угнетение совпадает с порабощением женского пола мужским…"

Равноправное хозяйствование и здесь замещается угнетением: наступает дифференциация и [возникают] зачатки классового расслоения и борьбы уже в первобытном обществе в целом.

Такое расслоение порождает предпосылки к дифференциации и в области сознания. Подобно самому обществу, и представления, отражающие его бытие, разделяются, расчленяются - дифференцируются.

Надо думать, что в силу каких - либо особых исторических факторов этот процесс в условиях древнего Китая происходил, вероятно, особенно медленно и длительно. Иначе трудно себе представить, почему тип представлений, связанных с формами мышления родового строя, так глубоко и несокрушимо задерживается в концепциях китайца еще на долго после того, как видоизменился породивший их социальный строй.

Концепции эти держатся в сознании так крепко, что в большой степени продолжают доминировать над кругом представлений и норм, которые определяются последующим ходом исторического развития.

Нормы прошлого и традиция, идущая от древних времен, оказываются более действительными, чем-то, что порождается живыми формами развивающейся действительности.

Образным символом кажется здесь культ предков и умерших, который так пышно цветет в Китае.

Вот где в буквальном смысле слова - "мертвые повелевают", как выражается по другому поводу Бласко Ибаньес.

Конечно, отнюдь не только Китай в громадной степени определяется в своем настоящем еще нормами прошлого.

Никто, пожалуй, так рельефно не обрисовал этого, как тот же Ибаньес:

Живые никогда не бывают одни: всюду их окружают мертвецы, и так как мертвых больше, несравненно больше, то они подавляют существование своею численностью и тяжестью времени. Нет, мертвые не уходят, как гласит поговорка. Мертвые остаются неподвижно на рубеже жизни, подстерегая новые поколения и давая им почувствовать власть прошлого в форме мучительных душевных страданий каждый раз, когда они пытаются уклонится с дороги. Какая тирания! Какое безграничное мучение! Бесполезно закрывать глаза или усыплять память. Они встречаются по всюду: они зарождают все пути нашей жизни, выходят навстречу, чтобы напомнить о своих благодеяниях, принуждать к унизительной благодарности. Что за рабство! Дом, в катаром мы живем, построен мертвыми; законы, которыми повинуемся, продиктованы мертвыми, любимые блюда, наши страсти и вкусы, пища, поддерживающее наше существование, - все, что производит наша земля, взрытая их руками, ныне превратившимися в прах, все -их дело. Нравы, обычаи, предрассудки, честь -тоже их дело. Если бы они мыслили иначе, то и склад жизни был бы совсем иной. Все приятное нашими чувствам приятно потому, что этого хотели мертвые. Неприятное и бесполезное отвергается по воле тех, кто уже не существует. Нравственное и безнравственность -это понятия, выработанные ими за многие столетий. Стараясь говорить иное, люди только повторяют другими словами то, что мертвые говорили из века в век. Все, что мы считаем в себе самих непосредственным и личным, нам продиктовали не видимые учителя, лежащие в земле, а они, в свою очередь, восприняли от предыдущих мертвецов. В глазах наших светится душа наших предков, а в нашей наружности повторяются и отражаются черты исчезнувших поколений….



Но дело здесь, конечно, не столько в самом факте, сколько в тенденции отношение к этому прошлому.

Для нашей культуры и жизнестроение характерно активное преодоление прошлого, на путях к будущему динамически преобразующее настоящее.

И здесь, конечно, есть воздействие прошедшего, но все дело в том, какая тенденция в общем взаимодействии общих начал - сохранившаяся ли от прежних этапов развития, вырабатывающаяся ли на новых - имеет ведущее значение.

В силу специфических социальных и исторических форм развития древний Китай отдавал примат пережитому и прошлому.

Иначе мы…

Наше прошлое - такая же неотъемлемая часть в создании нашего настоящего, как наша окрыленная устремленная в будущее.

Созданное нашим народом в прошлом есть крепкая основа для взлета настоящего в будущее.

Но мы видим, что и в области чисто психологической комплексы прежнего опыта, сложившиеся в систему чувственного мышления, являют собою залог возможностей эмоционально - чувствительного воздействия, а сами нормы этого мышления [являются] неисчерпаемым фондом, который непрестанно питает методику, форму и приемы искусства.

"Ошибка" китайцев состоит в том, что они эти же нормы распространяют и на области, требующие системы представлений, по своему развитию стоящих уже выше мышления чувственного. Но это же обстоятельство определяет тот факт, что разделение системы мира по принципам мужским и женским никак не может считаться исчерпывающей проекцией чисто биологических норм в освоение Вселенной.

И если да, то только с поправкой на то, что эта же система неразрывна и одновременно есть и первичное социально - трудовое различие, к тому же еще неотрывное от календарных посезонных изменений времен года.

 
<<начало статьи
продолжение >>
 



copyright (c) 2002-2007 Сергей Тимченко

      COPi: Сергей Тимченко Яндекс цитирования